Моральный кодекс самурая
 

Долог и труден бусидо – прямой путь воина, и вступивший на эту дорогу не может свернуть. Верность, храбрость и непоколебимое чувство долга – надежные поводыри истинного самурая. Это звание мог носить и сегун, и простой воин, но заповеди для них были едиными, их сплачивала и роднила приверженность идеалам «Хагакурэ». Так называлось в XVII веке собрание наставлений, частью которого стала самурайская присяга.
Верность
Каждый истинный воин, прежде всего, клялся в верности своему владыке. Господин распоряжался судьбой подданного самурая безраздельно, вот почему первую часть кодекса в «Сокрытом листьями» (то есть «Хагакурэ») называли позвоночником самурайской «религии».
Чувство долга
Оно подразумевало самовоспитание, что, в свою очередь, требовало от самурая
• кристальной честности (не только лгать, но и злословить, совершать даже незначительные, мелкие неблаговидные поступки воину запрещалось)
• непритязательности (она подразумевала презрение к любым материальным благам, достатку, а тем более – к роскоши, богатству)
• соблюдения приличий (другими словами, это сдержанность чувств, невозмутимость, скромность, следование этическим нормам)
В понятие долга включались также обязанности по отношению к другим людям. Самураю предписывалось
• выказывать почтение родителям
• быть милосердным (что трактовалось, в общем-то, не всегда однозначно)
Храбрость
Третью составляющую кодекса самурая нельзя понимать просто как отвагу воина. Гражданское бесстрашие, смелость в обыденной, повседневной жизни – все это в комплексе включалось в прописанный присягой принцип. Такую трактовку храбрости можно найти у Конфуция, она лежит в основе японского менталитета с древних времен. Естественно, не войти в «Хагакурэ» постулат Конфуция просто не мог.
Храбрость для самурая – практически синоним благородства. «Жизнь – ничто, правое дело – все». Примерно так можно перевести девиз японского воина на русский язык. Кстати, как раз из этого тезиса вытекает еще один концептуальный принцип «Сокрытого листьями»: жизнь никакой ценности не имеет, бусидо неизменно ведет к смерти. Если при выполнении долга есть выбор (спастись или умереть), значит, самурай оступился. Он не должен раздумывать и рассуждать: если присяга требует умереть, полагается уйти из жизни – не колеблясь и без сожаления. Таков путь чести рыцаря Дальнего Востока, путь бусидо.

 

 

 

 

НАЗАД

Авторское право © Hourhistory.ru.