Летописи и летописцы

Русские летописи служили позднейшим историками как бы отправной точкой и их исследованиях. На них и была построена русская историография. Да вот беда: не все историки относились к летописями (а значит, и к описанным в них событиям) однозначно.
Вдумчивый исследователь Татищев, например, ставил под сомнение «Повесть временных лет». Базовый информативный источник не вызывает доверия – как тогда относиться к другим?
Так, например, древнерусские летописи ведут отсчет времен «от сотворения мира». И сразу проблемы: в историографии-то насчитывается чуть ли не двести вариантов этой даты, сотворения мира. И разница между датами – четыре века…
С привязкой ко времени неувязочка нарисовалась…
С привязкой к месту – тоже не все гладко. Читаем: «Летом сим отправился Гремислав на добычу невесты из Москвы в Краков...». Оказывается, на территории нынешней Германии в летописные времена тоже было местечко Москва, а Краков – крепость в Чехии. Добавим еще, что Прагой до сего дня называется восточное предместье Варшавы (той самой) и получим, что летописями как первоисточником нужно пользоваться осторожно и тщательно сверять даты и географические названия. И проверять.
Имена. Новгородский князь, захвативший киевский престол, креститель Владимир, сын Святослава Игоревича и Василий сын Алексеев – это ведь одно и то же лицо. Только первое имя от рождения, а второе – от крещения. И опять нужно не отказываться от летописей как первоисточников, а относиться к ним как к документам, вызывающим доверие, но требующим проверки и анализа.
Терминология. Тоже не все однозначно. Русью, например, долгое время называли территорию Киевского, Черниговского и Переяславского княжеств. Для справки: центр Переяславского княжества находился не в Переяславе-Залесском, а в Переяславе-Переяславле под Киевом. Это, собственно были исконные земли Киевской Руси.
Если знаешь это, уже не вызывают недоумения фразы летописцев о том, что из Владимира или Ростова Великого ехали «на Русь»… Или то, что два смоленских полка, стоявшие насмерть в битве под Грюнвальдом в 1410 году, представляли … Речь Посполиту Польску. На многих картах, изданных в Западной Европе, земли севернее Чернигова означены как «Московия», а жители этих земель именуются «московиты». Русь же – это то, что вокруг Киева, а жители, соответственно, - русские.
Личность летописца. Вот эпизод из исторически грамотного фильма «Андрей Рублев». Суздальцы захватили Владимир. Один из жителей города просит: «Не убивай меня, брат». И слышит в ответ: «Какой ты мне брат, сволочь владимирская». Речь не о действиях монахов-летописцев как воинов. Речь об их отношении к «своим» и «чужим». Люди они были зависимые. Так ли уж невероятна возможность того, что в угоду «своему» настоятелю или, бери выше, «своему» князю кто-либо из них разбранит «чужих» и восхвалит «своих»? Да просто летописец мог чего-то «не ведать», что-то напутать, что-либо написать по прямому высокому указанию… В Европе таких случаев установлено немало. А наши-то летописцы из другого теста, что ли?

 

НАЗАД

 


 

 

 

 

 

 

 

 

Авторское право © Hourhistory.ru.