Людовик XIV

Монументальные статуи, увековечившие молодого Людовика XIV и его венценосных родителей, были воздвигнуты в 1643 г. у входа на Мост Менял, а позднее перенесены в Лувр. Кардинал Мазарини (1602 - 1661), итальянец по происхождению, поначалу был папским нунцием в Париже, а затем по совету своего покровителя кардинала Ришелье поступил на французскую службу. Как первый министр Людовика XIII и Людовика XIV, он всю жизнь добивался укрепления позиций Франции на европейской арене. Льстивое прозвище «Король-Солнце» поначалу не связывалось с безграничным эгоизмом Людовика XIV. Он просто любил ярко-жёлтые наряды, действительно блиставшие, как солнце. Позднее, когда вся политическая жизнь начала вращаться вокруг монаршей особы, эта метафора приобрела более глубокий смысл. Король выходил к трапезе в придворном костюме, шляпе с плюмажем и с орденской лентой. В просторном обеденном зале, на особом возвышении для него был приготовлен стол и кресло с высокой спинкой. Редким из приглашённых гостей приносили скромные табуреты. За спиной короля стояли высшие сановники, принцы, шеф-повар, кравчий, ключник и другие придворные. Перед столом обычно толпилось не меньше сотни гостей. Вся обеденная церемония проходила под музыку духовой капеллы. Перед подачей на стол все яства пробовал специально назначенный, ежедневно сменявшийся человек, а момент подачи сопровождался громом фанфар. Один из прислуживавших королю вельмож наливал вино, другой преломлял хлеб, третий резал мясо. Под неотрывным взглядом десятков пар глаз Людовик поглощал блюда, которые стараниями искуснейших поваров королевства становились вкуснее день ото дня и заложили основу отменной французской кухни. Не обошлось без серьёзных просчетов, имевших губительные последствия. Самой грубой ошибкой стали преследования протестантов (гугенотов), которые по Нантскому эдикту Генриха IV пользовались широкими - в сравнении с другими европейскими странами - привилегиями: могли совершать богослужения, содержать школы, типографии, больницы и приюты. Усматривая в этом скрытую угрозу безопасности государства, ярые католики сумели внушить королю, что свободы гугенотов подрывают его власть. Уязвлённый Людовик развернул кампанию жестоких гонений: протестантские школы закрывались, гугенотов лишили права занимать государственные должности и силой обращали в католичество. С ведома и согласия короля по стране прокатилась волна «драгонад» - королевские солдаты жгли и разоряли дома, пытали и насиловали, склоняя таким способом «еретиков» к переходу в католичество. Наконец, в 1685 г. Людовик официально отменил все привилегии гугенотов. В результате в стране грянула религиозная война, нанёсшая жестокий удар по благополучной до той поры экономике. Безвинно погибли десятки тысяч людей, опустели многие города и деревни; но самое главное, огромные массы протестантов - офицеров, юристов, ремесленников, художников и банкиров - эмигрировали за границу. Тяжёлый урон понес и французский флот - многие офицеры-гугеноты (часто на кораблях со всем экипажем) бежали в Англию и Голландию. Пламя вспыхнувших в те годы мятежей тлело и после смерти Людовика. Впрочем, жизнь монарха не ограничивалась одними лишь войнами и политическими интригами. Людовик обожал светские развлечения, и королевский двор стал самым блестящим салоном Парижа. Смолоду король часто принимал участие в маскарадах (как правило, в костюме Аполлона) и роскошных придворных балетах, но превыше всего ценил охоту, и специально для него со всей Франции, Европы и даже из Турции привозили соколов, лучших борзых и гончих псов.

НАЗАД

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Авторское право © Hourhistory.ru.