Петр Конашевич Сагайдачный

Во времена, когда слава Киевской Руси была уже забыта, в низовьях Днепра на границе с Диким Полем поселились люди, которым предстояло сыграть выдающуюся роль в зарождении современной Украины. Вскоре они уверенно заявили о себе дерзкими рейдами, которых история Причерноморья не знала со времен походов князей Олега и Святослава. Это были казаки Запорожской Сечи со своим кошевым атаманом и гетманом войска Запорожского Петром Конашевичем Сагайдачным.

Мы привыкли считать, что граница Европы и Азии пролегает по Уральским горам. Однако на протяжении всего средневековья граница между Европой и Азией пролегала там же, где и граница христианского и варварского, а позднее - христианского и исламского миров. Запад и Восток, как представляется ныне, вовсе не были некими константами: в VIII-XIV ст., например, условная граница с Востоком (в данном случае - с халифатом Омейядов, возникшим на Пиренейском полуострове), пролегала по территории современной Испании, а после того вплоть до конца XIX в. ассоциировалась с Балканами, где заканчивались пределы Османской империи. Таким образом, на заре украинской истории мир делился по иным, непривычным для нас геополитическим и культурным признакам. Казалось бы, живущим на стыке великих цивилизаций Европы и Азии украинцам не посчастливилось. Не случайно эти земли получили нарицательное название Украина - край мира, за которым, согласно древним представлениям, начиналась бескрайняя область ада - Тартария. Для Украины, название которой прочно вошло в европейскую топонимику лишь в XVIII ст., граница миров была ещё и границей цивилизаций - оседлой славяно-христианской и кочевой тюрко-мусульманской. Невидимая полоса, проходившая по низовьям Днепра, сама по себе провоцировала возникновение «смешанных» культурных типов, способных выжить в условиях постоянных этнических миграций. Зона цивилизационного контакта в Причерноморье долгое время оказывалась «ничейной», но долго так продолжаться не могло, особенно в условиях жёсткой конкуренции за землю в феодальной Европе. Занять это место было суждено украинцам. Именно запорожцы волей исторических судеб оказались на острие сопротивления христианских государств Восточной Европы турецко-татарской экспансии.
Как социальное явление украинское казачество нельзя считать чем-то уникальным. В XV - XVI вв. подобные явления возникали почти везде вдоль Великого кордона. В землях Габсбургов пограничную службу несли хорватские гра-ничары, а в Трансильвании силами сопротивления туркам стали секеи, куруцы и гайдуки. Степи юго-восточных границ царства Московского заселили донские казаки, взявшие на себя роль охранителей московских и рязанских земель от опустошительных набегов крымской и ногайской орды. Исторические судьбы всех этих запорожских аналогов определил общий характер турецко-татарской агрессии XIV - XVII вв. Украинские земли на Великом кордоне были, пожалуй, наименее защищенными: прямо возле них, в Причерноморье, укрепился грозный враг - наследник Золотой орды Крымское ханство. В отличие от своего покровителя, турецкого султана, крымчаки не стремились к глобальным завоеваниям, но одним из ведущих типов их хозяйственной деятельности была работорговля. Кафа (ныне Феодосия) стала одним из крупнейших невольничих рынков мира; это был «упырь, который пьёт руську кровь». Почти ежегодно татары совершали рейды на украинские земли с одной лишь целью - добыть побольше ясыра, то есть рабов. В плен угонялись десятки тысяч людей с Киевщины, Сиверщины, Подолья и из Русского воеводства (Галичины). Речь Посполитая чаще всего не могла эффективно противостоять хищнической политике набегов - реакция коронных войск была запоздалой (вначале король должен был мобилизовать шляхту для конкретной цели).



НАЗАД

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Авторское право © Hourhistory.ru.