Хаммурапи

Как писал прусский историк Персон, «во вторник, 31 мая 1740 г. над Пруссией воссияло солнце великого монарха, коему предстояло затмить все звезды века; когда над юным прусским государством нависла опасность, Господь призвал избавителя, гения, который, взойдя на трон державы воинов, вновь водрузил знамя свободы духа». Принимая бразды правления, Фридрих заявил: «Интересы государства - это и мои интересы. У меня не может быть иных интересов, кроме государственных». Чтобы повысить скорострельность своей пехоты, Фридрих внедрил цилиндрический шомпол, имеющий одинаковое сечение по всей длине. В отличие от старого шомпола с конической головкой новый не требовал поворота на 180 градусов при вытаскивании из-под дула для досылки заряда. Участвовавший в сражении под Молловицем австрийский офицер так описывал прусскую пехоту: «Я в жизни не видывал зрелища более прекрасного. Они маршировали с величайшей уверенностью и таким ровным строем, словно на плац-параде. Их оружие грозно поблескивало на солнце, а неустанный огонь грохотал громовыми раскатами». Новый вооруженный конфликт разгорелся с кончиной бездетного курфюрста Баварии Максимилиана Иосифа, после которой треть баварских владений должна была отойти к Австрии. Фридрих II не мог с этим примириться и начал последнюю в своей жизни войну, которая вошла в историю под именем «картофельной». Армии противников без конца маневрировали, избегая открытых сражений, а солдаты за это время съели неимоверное количество картофеля. Тем не менее, заключив долгожданный мир, Фридрих II добился подтверждения своих прав на Ансбах и Байрейт. Фридрих II был незаурядным писателем, композитором и музыкантом. Как писал старый слуга монарха Тьебо: «общаясь с Вольтером и другими философами, Фридрих делал вид, будто забывает о своем королевском сане при том, однако, молчаливом условии, чтобы о нем помнили другие». У престарелого короля появилось еще одно увлечение. Заведя свору итальянских борзых, он частенько говаривал: «Теперь, зная цену людям, я предпочитаю общество собак». Восторгаясь Фридрихом II и его достижениями, Вольтер одобрял многие его политические шаги, в том числе раздел Польши. Фридрих был большим поклонником музыки Баха. В 1744 - 47 годах близ Потсдама вырос дворец Сан-Суси, возведенный в стиле рококо по проекту самого короля. Как писал немецкий писатель Лессинг, владения «Старого Фрица» были «оплотом самого жестокого в Европе рабства», где простой народ прозябал в полном бесправии и нищете. Приписанных к юнкерским поместьям крестьян можно было передавать по наследству, продавать, дарить и даже проигрывать в карты. Мало кто из них знал грамоту, а высокородные господа именовали крепостных не иначе, как «подлым сбродом». Фридрих II был неоднозначной фигурой уже для своих современников. Этот чувствительный до сентиментальности юноша, став зрелым государственным мужем, всецело подчинил себя единой цели - величию Пруссии - и ради ее достижения не давал пощады ни себе, ни другим. Этот экономный до мелочей человек, находивший отдых в интеллектуальных развлечениях, умел мстительно поиздеваться над теми, кто осмеливался ему перечить. У него не было ни фаворитов, ни фавориток, он не терпел лести и порой был способен на верную дружбу. С первых дней царствования он провел четкий рубеж между жизнью личной и жизнью государственной. Он правил страной как деспот, жестоко подавляя малейшее сопротивление, и, в конечном счете, огромная армия, непосильные налоги и бесконечные захватнические войны, укрепляя мощь державы Гогенцоллернов, принесли подданным Фридриха разорение и смерть на полях сражений.


НАЗАД

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Авторское право © Hourhistory.ru.