Экономическое развитие Российской Империи

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

Перейти к навигации Перейти к поиску

Основная статья: Экономика Российской империи

Блок: 1/3 | Кол-во символов: 154
Источник: https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%9A%D0%B0%D1%82%D0%B5%D0%B3%D0%BE%D1%80%D0%B8%D1%8F:%D0%AD%D0%BA%D0%BE%D0%BD%D0%BE%D0%BC%D0%B8%D0%BA%D0%B0_%D0%A0%D0%BE%D1%81%D1%81%D0%B8%D0%B9%D1%81%D0%BA%D0%BE%D0%B9_%D0%B8%D0%BC%D0%BF%D0%B5%D1%80%D0%B8%D0%B8

Сельское хозяйство

Между тем крепостное хозяйство, являвшееся основой экономики России после бурного роста на рубеже XVIII — XIX вв. постепенно попало в полосу длительного и, по существу, безысходного в данных условиях застоя. Патриархальные формы крепостного труда уже не соответствовали изменившимся общественным условиям: крепостной труд был мало производителен и невыгоден. Помещичьи хозяйства были почти бездоходны и впадали в задолженность, особенно в неурожайные годы, когда помещики вынуждены были кормить своих голодных крестьян. Масса дворянских имений была заложена в казенных ссудных учреждениях; считают, что к концу царствования Николая I в залоге находилось более половины крепостных крестьян (7 из 11 миллионов крепостных мужского пола). Естественным выходом из такой задолженности была окончательная уступка заложенной земли и крестьян государству, о чем и думали некоторые помещики. К экономическим затруднениям помещиков присоединялась боязнь крестьянских волнений и беспорядков. Хотя в царствование императора Николая не было бунтов вроде пугачевского, но крестьяне волновались часто и во многих местах. Ожидание конца крепостной зависимости проникло в их массу и возбуждало ее. Вся жизнь складывалась так, что вела к ликвидации крепостничества. Не меняли общего положения дел и отдельные успехи крепостного хозяйства (так с конца 1840-х гг. резко возрос хлебный экспорт в связи с отменой в Великобритании ограничений на импорт зерна.

Правительство, выступая, в принципе, за отмену крепостного права, не стремилось форсировать его ликвидацию, оставляя все на добрую волю помещиков. Так, в 1842 г. был издан указ об обязанных крестьянах, в 1844 г. помещикам разрешено освобождать крепостных без земли по обоюдному согласию. Вместе с тем, в 1847 г. крестьяне получают право выкупиться на свободу, если поместье хозяина выставляется на продажу за долги, а в 1848 г. за крепостными признано право выкупать незаселенные земли и строения (с согласия владельца).

В 1844 — 1848 гг. в губерниях Правобережной Украины (Киевское генерал-губернаторство) проводится инвентарная реформа — единственная реформа николаевского времени, имевшая обязательный характер для поместного дворянства. Авторство и инициатива проведения реформы принадлежит киевскому генерал-губернатору (позднее министру внутренних дел) генералу Дмитрию Гавриловичу Бибикову. Так называемые “инвентарные правила” регламентировали высший предел барщины (не более трех дней в неделю, а для ряда категорий — не более 2 дней). Введением инвентарных правил правительство стремилось ослабить влияние местных помещиков, преимущественно польского происхождения, поддержать украинских крестьян, которые должны были стать его опорой в крае, а также предотвратить их обезземеливание. Правила вызвали чрезвычайное недовольство помещиков, которым запрещалось уменьшать крестьянские наделы и изменять повинности. Известны случаи нарушения инвентарных правил, хотя по закону за это предусматривалось предание военному суду. Впрочем, правительству не удалось превратить местное крестьянство в свою надежную опору. Их выступления не только не сократились, но даже несколько увеличились. Так, в 1848 г. свыше половины всех крестьянских выступлений произошло в западных губерниях. В конце 1850-х гг. инвентарные правила были распространены на все губернии бывшей Речи Посполитой (Литву и Белоруссию). Введение инвентарных правил безусловно подталкивало помещиков к отмене крепостного права и введение их в масштабах всей России несомненно подтолкнуло бы процесс преобразований в этой сфере. Однако об этом правительство даже и не помышляло.

Блок: 2/5 | Кол-во символов: 3605
Источник: https://www.rusempire.ru/rossijskaya-imperiya/istoriya-rossijskoj-imperii/87-ekonomicheskoe-razvitie-rossii-v-pervoj-polovine-xix-veka.html

Для превращения России в индустриальную державу не требовалось никаких переворотов

Исследование Пола Грегори доказывает всю несостоятельность попыток обосновать революцию 1917 года экономическими причинами.

Властные и финансовые круги Запада, скрупулёзно оценившие темпы экономического роста царской России, усиленно способствовали тому, чтобы убрать динамично развивавшегося конкурента.

Пол Грегори даёт ответы на ряд вопросов:

  • Что мотивировало зарубежных инвесторов вкладывать миллиарды в российскую экономику?
  • Чего могла достигнуть Россия на мировой арене, не случись революции 1917 года?
  • Чем была защищена Российская экономика от влияния иностранных инвесторов?
  • Чем платила экономика СССР за свой экономический рост и какой опыт она не смогла взять у царской России?
  • Для чего Николай Второй ввёл в России золотой стандарт? К каким результатам это привело Россию на мировой арене?
  • Почему в зарубежных библиотеках об экономике Российской империи сохранилось больше данных, чем о любой другой стране?

В 2003 году вышла в свет на русском языке монография известного американского экономиста Пола Грегори под названием «Экономический рост Российской империи. Новые подсчёты и оценки».

Пол Грегори – профессор Хьюстонского университета, научный сотрудник Гуверовского института, исследователь Немецкого института экономических исследований в Берлине, специалист по экономической истории России и СССР.

Взгляд Грегори на экономику Российской империи интересен по нескольким причинам: во-первых, это взгляд специалиста и учёного, во-вторых, Грегори политически нейтрален, в-третьих, в основание его исследования положен очень богатый статистический материал, взятый из качественных дореволюционных источников, обладающих большей степенью достоверности, чем, например, некоторые советские источники, составленные в угоду политическому заказу.

Уже во введении Пол Грегори пишет следующее:

«Господствовало представление о том, что экономика царской России являла собой цепь провалов, что и стало причиной революции 1917-го года. Моё исследование, результаты которого изложены в этой книге, доказывают обратное.

Все расчёты были сделаны на основе материалов, хранящихся в библиотеках Западной Европы и США. У меня была лишняя возможность убедиться в том, что специалисты по истории дореволюционной России имеют в своём распоряжении гораздо более полные статистические материалы по сравнению с подобного рода материалами по этому периоду по другим странам. Во многом этому способствовала развитая бюрократическая система управления, существовавшая в Российской империи, где многие ведомства оказывались вовлечёнными в сбор статистических сведений».

Какую же оценку положению Российской империи перед Первой мировой войной даёт Пол Грегори? Американский экономист утверждает следующее:

«Россия накануне Первой мировой войны была одной из основных экономических держав. Она стояла на четвёртом месте среди пяти крупнейших промышленно развитых стран. Российская империя выпускала почти такой же объём промышленной продукции, как и Австро-Венгрия, и была крупнейшим производителем сельскохозяйственных товаров в Европе».

В русскоязычном переводе монографии отсутствует точное указание того, на основе како-го показателя сделано это утверждение. Однако далее в своём исследовании автор при оценке темпов экономического роста использует такой показатель как совокупный национальный продукт, или по-другому, валовый национальный продукт (ВНП), который отражает совокупную стоимость благ, созданных только резидентами конкретной страны, вне зависимости от их географического положения. Можно предположить, что Грегори пользуется именно этим показателем в своих оценках.

ВНП очень близок по своему значению к ВВП. Для лучшего понимания приводим следующую иллюстрацию.

Далее профессор Грегори даёт такую оценку экономическому росту в России, сравнивая положения страны в 1861 и 1913 годах.

«В 1861 г. объём производства в России составлял примерно половину американского, 80% объёма производства в Великобритании и в Германии и лишь немного отставал от французского. В 1913 г. по этому показателю Россия почти сравнялась с Англией, значительно превзошла Францию, в два раза обогнала Австро-Венгрию и достигла 80% объёма производства Германии».

Иными словами, в период с 1861 по 1913 годы темпы экономического роста в Российской империи были выше, чем в Великобритании, Франции и Австро-Венгрии и были примерно равны Германским.

Много это или мало? В своём исследовании автор даёт следующие вычисленные им показатели экономического роста для разных стран (взяты только коррелирующиеся между собой цифры). Рост ВНП (%/год):

Россия (1883-1887 – 1909-1913) – 3,25%;

Германия (1886-1895 – 1911-1913) – 2,9%;

США (1880-1890 – 1910-1914) – 3,5%.

Видно некоторое различие временных рамок, однако общая тенденция очевидна: Россия в конце ХIХ – начале ХХ века находилась в числе лидеров по показателям экономического роста.

Следует сделать и ещё одно пояснение: в настоящее время экономический рост в 3 и более процентов не считается уникальным явлением на фоне быстрорастущих экономик КНР и Индии, где рост временами достигает 10 и более % в год. Но нужно учесть: в настоящее время скорость всех процессов, в том числе и экономических, значительно возросла. В начале ХХ века основным двигателем экономического роста в большинстве стран была промышленность, сейчас – сектор услуг, который развивается быстрее реального производства. Поэтому в начале ХХ века рост в 3,25% – это очень хороший показатель.

Цифры, полученные П. Грегори, находят подтверждение в исследованиях Гронингенского центра роста и развития под руководством Ангуса Мэддисона, результаты которого американский экономист приводит в своей монографии.

Исследование Гронингенского центра даёт нам значения ВВП для разных стран мира на 1900-й и 1913-й годы, подсчитанные по паритету покупательной способности (ППС). Приведём некоторые из этих цифр.

Изменение ВВП ведущих европейских держав в 1900 и 1913 гг.

В 1900-м году ВВП Германской империи составлял 162 335 млн. международных долларов Гири-Хамиса, для Российской империи эта цифра составляла 154 049 млн. $, а в 1913-м значения ВВП для Германии и России соответственно составили 237 332 млн. $ и 232 351 млн. $.

Несложный математический расчет показывает, что ВВП Германии вырос за 13 лет в 1,46 раза, а Российской империи в 1,51 раза. То есть, если эти цифры верны, российский ВВП в 1900-1913 гг. рос быстрее германского.

Изучая экономику Российской империи, Пол Грегори говорит о шагах, которые были необходимы для успешного развития:

«Россия в 1870-х гг. имела достаточно сбалансированную экономику, чтобы участвовать в промышленной революции. Шаги, которые требовалось предпринять, были довольно очевидны: реформа земельных отношений, строительство железных дорог и улучшения в сфере образования».

Следует сказать, что именно в указанных сферах в эпоху правления Николая II произошли поистине революционные изменения. К 1913 году Российская империя вышла на 2-е место в мире по протяжённости железных дорог. Крестьяне в 1916 году засевали (на собственной и арендуемой земле) 89,3% пахотных земель и владели 94% поголовья сельскохозяйственных животных.

Настоящий бум произошёл в российском образовании: по данным открытых источников в период с 1896 г. по 1910 г. было открыто 57 тыс. начальных училищ. Число начальных учебных заведений удвоилось по сравнению с предыдущим временным периодом. Создано 1,5 тыс. низших профессиональных училищ, 600 городских училищ, 1323 средних учебных заведения, открывается 20 мужских высших учебных заведений и 28 женских вузов.

Таким образом, были созданы необходимые условия для индустриализации в России. Однако оставался ещё один необходимый компонент – капитал. Важное место в этом вопросе американский экономист отводит введению в России в 1897 г. так называемого «золотого стандарта» – свободной конвертации кредитного рубля на золото.

Грегори пишет:

«Финансовая и налоговая политика России, начиная с 1870-х гг. была направлена на присоединение к мировому золотому стандарту.

К 1895 г. российский кредитный рубль обменивался по фиксированному курсу на золотые рубли. Россия официально ввела золотой стандарт в 1897 г., что повысило надёжность России в глазах западных инвесторов.

Отличительной чертой российской политики в последней четверти ХIХ века было её преднамеренное стремление к финансовой стабильности с целью привлечения иностранного капитала.

В отличие от других стран, которые проводили политику финансовой стабильности и накапливали золотой резерв с целью достичь твёрдого обменного курса, Россия делала это для того, чтобы привлечь капиталы из-за рубежа.

Финансовая стабильность, обеспеченная золотым стандартом, была важным активом российской деловой политики. Помимо улучшения своего положения в мировом финансовом сообществе, Россия сделала ставку на привлечение в больших размерах иностранного капитала. В результате, к 1917 г. Россия была крупнейшим мировым заёмщиком, на которого приходилось около 11% мирового объёма международных долгов.

Средний ежегодный приток иностранных инвестиций до введения золотого стандарта (1885-1897 гг.) составлял 43 млн. руб., а в период золотого стандарта (1897-1913 гг.) он достиг 191 млн. руб., увеличившись почти в 4,4 раза. До введения золотого стандарта отношение суммы иностранных инвестиций к национальному доходу равнялось чуть более 0,5% (или 5,5% от всех чистых инвестиций); после введения золотого стандарта это соотношение составляло около 1,5% (11% всех чистых капиталовложений в России)».

Эти факты требуют некоторого пояснения. Существует точка зрения, что крупные займы на внешнем рынке были огромной ошибкой царского правительства, поскольку ставили страну в зависимость от иностранных кредиторов. Но, как утверждает Пол Грегори:

«Россия начала индустриализацию с удивительно высоким уровнем внутренних сбережений. Это означало, что иностранным финансам приходилось играть лишь вспомогательную роль в повышении уровня накопления внутреннего капитала. Дореволюционная Россия, в отличие от советского руководства в 30-е годы ХХ века, не была вынуждена принимать радикальную программу формирования капитала с целью за несколько лет «догнать» Запад. Для царской России это не было столь необходимо».

Иными словами Российская империя с помощью своей высокой деловой репутации и финансовой стабильности смогла привлечь огромные иностранные инвестиции в свою экономику и в том числе за счёт них добилась высоких темпов экономического роста. Без займов эти темпы были бы несколько ниже. Важно понимать: на эти средства созидалось благосостояние русского народа. Советский Союз также сумел добиться высоких темпов экономического роста, однако за них было заплачено миллионами жизней, потом и кровью народов страны.

В заключение приведём оценку Пола Грегори перспективам экономического развития России.

«В моей книге представлена история успеха экономики Российской империи: российское сельское хозяйство, несмотря на серьезные институциональные проблемы, росло так же быстро, как и в целом в Европе , а в целом показатели роста выпуска продукции в стране превышали аналогичные европейские. Если мы даже очень осторожно спроектируем показатели этого роста в гипотетическое будущее, мы увидим, что Россию отделяло всего лишь несколько десятилетий от превращения в процветающую во всех отношениях экономику.

С моей точки зрения, если бы Россия после войны удержалась на пути рыночной модели развития, показатели роста её экономики были бы никак не меньшими, чем до войны. В этом случае темпы её развития опережали бы среднеевропейские. Есть, однако, все основания считать, что за счет преодоления многих институциональных препятствий (путем завершения аграрной реформы, улучшения системы законодательства в сфере регулирования бизнеса) темпы роста послевоенной России превысили бы довоенные показатели. Любой из предложенных сценариев теоретически определяет позиции той гипотетической России как одной из самых развитых национальных экономик – не такой богатой, как, скажем, Германия или Франция, но близкой к ним».

Десятилетиями советские экономисты и историки говорили об отсталой дореволюционной России, которую не ждало бы ничего хорошего, не произойди революция. После развала СССР эстафету приняли уже либеральные историки, экономисты, политологи, которые как мантру повторяют слова о «свободном рынке» и «демократии», при которой только рыночная экономика и возможна. И опять же говорят о революции 1917-го года как о необходимом шаге для модернизации страны.

Исследование Пола Грегори доказывает всю несостоятельность попыток обосновать революцию 1917 года экономическими причинами. Для превращения России в индустриальную державу не требовалось никаких переворотов. Все необходимые шаги к 1917 году были уже предприняты.

Единственная «экономическая» причина катастрофы 1917 года кроется в сознании людей, которые ассоциировали материальное благополучие с демократическим общественным устройством западных стран и не понимали, что уже имеют всё необходимое для того, чтобы построить этого благополучие своими руками.

А властные и финансовые круги Запада, которые очень скрупулёзно и объективно оценивали темпы экономического роста царской России, усиленно способствовали тому, чтобы убрать динамично развивавшегося конкурента.

Автор: Дмитрий Филатов, кандидат географических наук

Блок: 2/3 | Кол-во символов: 13410
Источник: https://xn—-7sbbz2c8a3d.xn--p1ai/imperator/ehkonomika-rossijskoj-imperii-vzglyad-s-zapada

Промышленность

В промышленности продолжался процесс медленного вытеснения крепостной промышленности вольнонаемным трудом. Уральские заводы, являвшиеся оплотом крепостничества в промышленности с конца XVIII в. переживали затяжной кризис (в XIX в. Россия из страны, экспортировавшей металл превратилась в ео импортера), тогда как легкая (прежде всего текстильная) промышленность, где прежде всего развивался вольнонаемный труд переживает бурный рост, которому в значительной мере способствовали новые таможенные тарифы (см. ниже). Способствовало бурному развитию текстильной промышленности и постоянное понижение стоимости полуфабриката — пряжи ввозившейся из Англии. Вместе с тем, в текстильной промышленности шел процесс вытеснения мелких и средних фабрик и их поглощения крупными предприятиями, способными проводить дорогостоящее техническое переоснащение. Однако вместе с тем стремительными темпами росло кустарное производство наиболее дешевых видов ткани. К концу 20-х гг. XIX в. Россия практически полностью перестает ввозить ситец из-за рубежа. Правительство осознавало обреченность крепостных мануфактур, однако относительная дешевизна и высокая квалификация крепостной рабочей силы сдерживала переход к новым принципам организации производства на государственных мануфактурах. Между тем, в 1840 г. был издан закон, позволявший заводчикам отпускать на волю крепостных рабочих. Это позволило некоторым из них перейти к вольнонаемному труду.

В 1840-х гг. в России начинается промышленный переворот (переход от ручного производства к машинному), который в Европе в основном завершился еще в 1760-х — 1780-х гг. Запоздалое вступление России в индустриальную эпоху и медленное осуществление промышленного переворота вело к экономическому отставанию страны и технологической зависимости от Запада.

Блок: 3/5 | Кол-во символов: 1805
Источник: https://www.rusempire.ru/rossijskaya-imperiya/istoriya-rossijskoj-imperii/87-ekonomicheskoe-razvitie-rossii-v-pervoj-polovine-xix-veka.html

Страницы в категории «Экономика Российской империи»

Показаны 33 страницы из 33, находящихся в данной категории.

*

А

Г

З

И

К

Л

М

Н

О

П

Р

С

Т

У

Ф

Х

Э

Категории:

Блок: 3/3 | Кол-во символов: 172
Источник: https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%9A%D0%B0%D1%82%D0%B5%D0%B3%D0%BE%D1%80%D0%B8%D1%8F:%D0%AD%D0%BA%D0%BE%D0%BD%D0%BE%D0%BC%D0%B8%D0%BA%D0%B0_%D0%A0%D0%BE%D1%81%D1%81%D0%B8%D0%B9%D1%81%D0%BA%D0%BE%D0%B9_%D0%B8%D0%BC%D0%BF%D0%B5%D1%80%D0%B8%D0%B8

Транспорт

Слабостью России, тормозившей ее экономическое развитие была отсталость и неразвитость путей сообщения. По прежнему, как и в XVIII в. основная масса грузов шла по внутренним водным путям. Совершенствованию последних государство придавало очень большое значение. Так, еще в 1808-1811 гг. были созданы Мариинская и Тихвинская системы каналов, соединяющих Верхнюю Волгу с Балтийским морем и Петербургом, реконструированы Днепровско-Бугская водная система (в 1814 — 1848 гг.), связывавшая бассейн Днепра с Польшей и Балтикой, Березинская водная система, соединявшая Днепр и Западную Двину и др. водные пути. При Николае I в 1825 — 1828 гг.) был построен Канал герцога Вюртембергского, связавший Волгу и Северную Двину (т.е. Архангельск). Практически все из этих водных путей сохраняют свое важное значение до сих пор. В начале XIX в. появляются и первые пароходы (в 1815 г. на заводе Берда в СПб спущен на воду пароход “Елизавета”). К концу николаевского царствования пароходы получают уже значительное распространение, хотя их количество значительно отстает от зарубежных старн и преобладающее значение на внутренних водных путях по прежнему сохраняет бурлачество.

Сухопутные пути сообщения после Отечественной войны также начинают приводить в порядок. В 1817 г. начинается строительство мощеных шоссейных дорог. К 1825 г. их протяженность составляла 390 км., а к 1850 г. — 3300 км. В николаевскую эпоху в России появляется железнодорожный транспорт, ставший во II половине XX в. лидером по объему грузоперевозок. Правительство первоначально относилось крайне осторожно к идее создания железных дорог. Только в 30-е гг. XIX в. под влиянием успехов железнодорожного дела в других странах (в Англии железные дороги эксплуатировались с 1825 г.) было принято решение о создании Царскосельской железной дороги от Санкт-Петербурга до Павловска, протяженностью ок. 27 км. Эта линия не имела, конечно же, серьезного экономического значения и служила лишь своего рода испытательным полигоном. В 1839 — 1845 гг. было открыто движение по Варшавско-Венской железной дороге, соединившей Царство Польское с европейской железнодорожной сетью. В 1842 — 1851 гг. была построена Николаевская железная дорога, соединившая две столицы (650 км.) по кратчайшему расстоянию (превысив его всего лишь на 12 км.). Первый поезд шел из Москвы в СПб 21 ч. 15 мин. В 1851 г. было начато сооружение Петербургско-Варшавской железной дороги (окончена в 1862 г.). Общая протяженность железных дорог империи к 1855 г. составила 1044 км.

К николаевскому времени относится и первое применение такого принципиально нового средсва связи, как телеграф (первая линия соединила в 1843 г. СПб и Царское Село).

Блок: 4/5 | Кол-во символов: 2680
Источник: https://www.rusempire.ru/rossijskaya-imperiya/istoriya-rossijskoj-imperii/87-ekonomicheskoe-razvitie-rossii-v-pervoj-polovine-xix-veka.html

Торговля и финансы

Николай I унаследовал от Александра большое расстройство финансовых дел. Борьба с Наполеоном и континентальная блокада потрясли экономику России. Усиленные выпуски ассигнаций были тогда единственным средством покрывать дефициты, из года в год угнетавшие бюджет. В течение десяти лет (1807-1816) было выпущено в обращение более 500 миллионов рублей бумажных денег. Немудрено, что курс бумажного рубля за это время чрезвычайно упал: с 54 копеек он дошел до 20 копеек серебром и только к концу царствования Александра немного поднялся (до 25 копеек). Давно уже в России укрепился обычай вести двойной счет деньгам: на серебро и ассигнации, при чем один рубль стоил приблизительно 4 ассигнационных. Это вело к многим неудобствам. При расчетах продавцы и покупатели условливались, какими деньгами (монетою или бумажками) произвести платеж; при этом они сами устанавливали “курс обмена” и более хитрый зачастую обманывал менее догадливого. Так, например, в 1830 году в Москве рубль крупным серебром ценили в 4 рубля ассигнациями, рубль мелким серебром — в 4 руб. 20 коп. ассигнациями, а за рубль медью давали на ассигнации 1 р.20 коп. При такой путанице люди бедные и мало понимавшие в денежных расчетах несли убытки при каждой сделке и покупке. В государстве не существовало устойчивого курса ассигнаций, его не могло установить само правительство. Попытки правительства уменьшить количество ассигнаций не привели к хорошему результату. В последние годы Александра было уничтожено ассигнаций на 240 миллионов рублей, но их осталось еще на 600 миллионов и ценность их нисколько не поднялась. Надобны были иные меры.

Министром финансов при императоре Николае был ученый финансист генерал Егор Францевич Канкрин, известный своею бережливостью и умелой распорядительностью. Ему удалось составить в государственном казначействе значительный запас золота и серебра, с которым можно было решиться на уничтожение обесцененных ассигнаций и на замену их новыми денежными знаками. Помимо случайных благоприятных обстоятельств (большая добыча золота и серебра), образованию металлического запаса помогли выпущенные Канкриным «депозитные билеты» и «серии». Особая депозитная касса принимала от частных лиц золото и серебро в монете и выдавала вкладчикам сохранные расписки, «депозитные билеты”, которые могли ходить как деньги, и разменивались на серебро 1:1. Соединяя все удобства бумажных денег с достоинством металлических, депозиты имели большой успех и привлекли в депозитную кассу много золота и серебра. Такой же успех имели и “серии”, то есть билеты государственного казначейства, приносившие владельцу небольшой процент и ходившие, как деньги, с беспрепятственным разменом на серебро. Депозитки и серии, доставляя казне ценный металлический фонд, в то же время приучали народ к новым видам бумажных денежных знаков, имевших одинаковую стоимость с серебряной монетой.

Меры, необходимые для уничтожения ассигнаций, были предметом долгого обсуждения, в котором деятельное участие принимал и Сперанский. В 1839 г. было решено объявить денежной единицей серебряный рубль и считать его “законною мерою всех обращающихся в государстве денег». По отношению к этому рублю был узаконен постоянный н обязательный для всех курс ассигнаций из расчета 350 руб. ассигнациями за 100 рублей серебром. А затем (в 1843 г.) был произведен выкуп о этому курсу в казну всех ассигнаций с обменом их на серебряную монету или же на новые «кредитные билеты», которые разменивались на серебро уже 1:1. Металлический запас и был необходим для того, чтобы произвести этот выкуп ассигнаций и чтобы иметь возможность поддержать размен новых кредитных билетов. С уничтожением ассигнаций денежное обращение в государстве пришло в порядок: в употреблении была серебряная и золотая монета и равноценные этой монете бумажные деньги.

1819 г. Новые очень либеральные таможенные тарифы. Почти полное восстановление “свободной торговли”.

1822 г. Возврат к протекционизму. Эти, фактически — запретительные, тарифы действуют ( с некоторыми смягчениями) вплоть до 1857 г. Это способствует бурному подъему текстильной промышленности (мануфактуры в Иваново-Вознесенске, Орехово-Зуево, Москве и др. городах). Таможенный доход увеличился в 2,5 раза составив одну из самых крупных доходных статей в бюджете.

1832 г. Установление таможенной границы между Польшей и остальными частями империи (существовала до 1851 г.).

Блок: 5/5 | Кол-во символов: 4386
Источник: https://www.rusempire.ru/rossijskaya-imperiya/istoriya-rossijskoj-imperii/87-ekonomicheskoe-razvitie-rossii-v-pervoj-polovine-xix-veka.html
Кол-во блоков: 9 | Общее кол-во символов: 26308
Количество использованных доноров: 3
Информация по каждому донору:

  1. https://www.rusempire.ru/rossijskaya-imperiya/istoriya-rossijskoj-imperii/87-ekonomicheskoe-razvitie-rossii-v-pervoj-polovine-xix-veka.html: использовано 4 блоков из 5, кол-во символов 12476 (47%)
  2. https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%9A%D0%B0%D1%82%D0%B5%D0%B3%D0%BE%D1%80%D0%B8%D1%8F:%D0%AD%D0%BA%D0%BE%D0%BD%D0%BE%D0%BC%D0%B8%D0%BA%D0%B0_%D0%A0%D0%BE%D1%81%D1%81%D0%B8%D0%B9%D1%81%D0%BA%D0%BE%D0%B9_%D0%B8%D0%BC%D0%BF%D0%B5%D1%80%D0%B8%D0%B8: использовано 3 блоков из 3, кол-во символов 422 (2%)
  3. https://xn—-7sbbz2c8a3d.xn--p1ai/imperator/ehkonomika-rossijskoj-imperii-vzglyad-s-zapada: использовано 1 блоков из 3, кол-во символов 13410 (51%)


Поделитесь в соц.сетях:

Оцените статью:

1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (Пока оценок нет)
Загрузка...

Добавить комментарий